Воспоминания о службе в ОИТУ полковника Истомина

10.04.2019

Накануне празднования Дня Рождения, мы встретились с ветераном МВД, полковником в отставке – Истоминым Александром Александровичем, который на протяжении 7 лет возглавлял отдел исправительно-трудовых учреждений Республики Карелия.

Александр Александрович Истопин 1989 год


Я родился 10 апреля 1941 года в городе Ленинграде. С 16 лет трудился токарем на Онежском тракторном заводе. Год проучился в Петрозаводском госуниверситете. С 1961 по 1964 года проходил службу в Советской Армии в Германии. С 1965 по 1988 года работал на различных должностях в Министерстве внутренних дел Республики Карелия: участковым, старшим инспектором штаба, заместителем начальника отдела уголовного розыска и начальником информационного центра. Работа в информационном центре была интереснейшая, к тому времени уже началась компьютеризация и в центре работали молодые, амбициозные специалисты, выпускники Петрозаводского госуниверситета, которые давали высокие показатели в служебной деятельности.

В начале 1988 года неожиданно для всех в МВД ушел в отставку Анатолий Михайлович Ермаков – начальник отдела исправительно трудовых учреждений. Министр МВД – В.И. Кононов пригласил меня на беседу и предложил возглавить ОИТУ, после уголовного розыска и информационного центра для меня это было полной неожиданностью.

На тот момент отдел ИТУ был самым большим в министерстве, в нем трудилось более 30 человек. Помимо оперативной работы пришлось решать экономические, производственные, режимные вопросы и вопросы содержания осужденных. Количество осужденных доходило до 7 тысяч, сотрудников 1200 человек, порядка 1000 из них в погонах. После уголовного розыска, ОИТУ был вторым отделом по значимости в системе МВД.

В мою бытность на территории Карелии функционировали ИТК-1, ИТК-7, ИТК-4, 2 ЛТП, СИЗО-1, СИЗО-3, строилась «девятка», при мне закрылась ИТК-8 в Петрозаводске, производство которой специализировалось на изготовлении кирпича. В каждой колонии были построены церкви, открыты молельные комнаты.

Мы пустили первых иностранных журналистов в колонию

Вспоминая службу, не могу не рассказать о международном тюремном сотрудничестве, которое нам удалось наладить, возможно, первыми в России.

Года через два после моего назначения, ко мне обратился журналист карельской газеты «Северный Курьер» С. Куликаев и попросил встретиться с финским коллегой Томи Тапио из газеты «Калева». В результате оба журналиста вместе с заместителем начальника ОИТУ Владимиром Полонским уехали в Сегежу в ИТК №7. Это было первое посещение иностранным журналистом исправительного учреждения республики, а возможно и Союза. Финскому гражданину все показали, рассказали, предоставили возможность фотографировать и беседовать с осужденными. Томи Тапио по возвращению в Финляндию опубликовал большой материал на две полосы с фотографиями, экземпляр прислал мне. Я до сих пор его храню.

В октябре 1990 года мне позвонили из Министерства культуры и сообщили, что к ним приехала делегация из Финляндии и один из её членов просит приема у руководителя тюремного департамента МВД. На встречу ко мне пришел финн, лет 50, Калеви Лесонен, служащий тюрьмы в Хаммаслахти, что неподалеку от города Йоэнсу, через пол года делегация работников приехала на экскурсию к нам в колонию в Сегежу. Гости даже попробовали борщ в тюремной столовой и попросили добавки.

Через пол года мы получили приглашение прибыть с ответным визитом в Финляндию. К финским коллегам отправились: я, начальник ИТК-7 Н.Павшуков, начальник СИЗО-3 (ныне СИЗО-2) Е. Ромашов и заместитель начальника отдела кадров МВД А. Тупиков, который один из немногих в министерстве знал финский язык.

Визит в Финляндию

По приезду в Хаммаслахти познакомились с директором местной тюрьмы Айрой Петтинен. Иностранная тюрьма кардинально отличалась от наших: отсутствие колючей проволоки, уже в то время дежурная часть была оборудована мониторами с выведенными на них видеокамерами, объект больше напоминал больницу, так там было чисто и светло. Примечательно, что в учреждении всего было 89 камер и содержалось 89 осужденных, которым необязательно было работать.

В тюремной камере

В столовой, где мы обедали, было 2 зала, а посередине кухня. В одном обедали сотрудники, в другом – осужденные. Разница в меню была только в том, что у сотрудников был выбор из 15 молочных напитков и 10 видов сока, а во втором зале соответственно - 10 и 5.

К слову, в Петрозаводском СИЗО, по царским нормам при строительстве было 40 мест, при советской власти – 230, а в мою бытность число сидящих доходило до 600. Люди спали в 2 смены.

В наших колониях иностранцев удивлял режим и соблюдение режимных требований осужденными, и, конечно же, масштабы производства – этим принципиально отличались наши тюрьмы.

Итальянцы

Был случай. Начальник ИТК-4 Анатолий Захаров автостопом доехал до Рима. Он попал на прием в Министерство юстиции Италии и пригласил делегацию посетить наши колонии. Наступила осень, ноябрь 1993 года. Звонок из Москвы. Встретили делегацию итальянцев, вечером посадим на поезд «Арктика», встречайте.

Вместе с Захаровым мы встречали ночной поезд. Холод. Мокрый снег идет. Тогда и вокзала как такового в Сегеже не было. Встречаем гостей. Мужчины, в джинсовом пальто, с голой головой. Приехали профессор института, который преподавал пенитенциарную службу, начальник отдела пенитенциарных заведений министерства юстиции, начальник колонии в Палермо, где сдержат всех мафиози Италии, и переводчик. Итальянцы были удивлены, что в поезде минеральной воды нет, кофе нет и вообще ничего нет, 20 часов из Москвы они ехали без питания. По приезду, разместили мы их в гостинице при ЦБК, накормили. Я поручил сотруднику, купить для гостей теплые шарфы в магазине спорттоваров. На следующий день, заместитель начальника ИТК-7 Евгений Фефелов принес 3 «спартаковских» шарфа. Гостям показали ИТК-7, ИТК-4, недавно созданный отряд специального назначения «Гранит», свозили на канал, на водопад в Шавань, сводили в русскую баню и угостили медвежатиной. Гости пообещали выслать ответное приглашение, но так его и не последовало.

Итальянская делегация

Производство

Во всех колониях было развито производство, мы сотрудничали с крупнейшими заводами страны и республики: Тяжбуммаш, Онежский тракторный завод, Кондопожский ЦБК, Завод турбинных лопаток, «Светлана», Ленинградский металлический завод и многие другие.

Удивительно, что для Ленинградского металлического завода наши осужденные делали кухонные ножи с деревянными ручками. В колонии было установлено соответствующее оборудование, завод поставлял металлические заготовки. Осужденные делали ножи с деревянными ручками, упаковывали в ящики и отправляли в Ленинград, где уже работницы завода фасовали ножи по коробкам, на которых была надпись «Ленинградский металлический завод. Товары народного потребления. Кухонные ножи». За более чем 7 лет было сделано 18 миллионов ножей, а это 6 миллионов комплектов. Также все стамески Советского Союза были сделаны в наших колониях.

ИТК-1 плотно сотрудничала с Онежским тракторным заводом. Осужденные делали примерно 40% деталей для трелевочных тракторов. Золотое было время.

Всесоюзная забастовка

Был такой в Верховном совете Сергей Адамович Ковалев – ярый правозащитник. Он придумал поднять все зоны СССР 13 ноября 1991 года на всесоюзную забастовку. Мы стали получать правительственные телеграммы:

«Довожу до вашего сведения, что экспертной группой комитета Верховного совета СССР по правам человека посланы в ОИТУ по согласованию с МВД СССР с определенной целью устранить напряженность между осужденными и администрацией. Эксперту уполномоченному побеседовать с администрацией и осужденными, принять жалобы и заявления в адрес верховного совета от осужденных и сотрудников. Комитет по правам человека поддерживает призыв к мораторию, все виды протеста, забастовки, голодовки. Просим Вас всячески содействовать этой экспертной группе».

Приехали 2 «деятеля». В министерстве дали им сопровождающего, они поехали по колониям. Опрашивали осужденных. Когда вернулись, пришли ко мне на прием и заявили, что таких «сытых» зон еще не видели. Никаких претензий у них к нам не было.

Из переписки осужденных по поводу Всесоюзной забастовки:

*

Читал тут в Комсомолке, что Московская Хельсинская организация призывает все зоны 13 ноября на забастовку для улучшения жизни и быта осужденных. Но будет она или нет, не знаю. Слава Богу.

*

Забастовка 13 ноября на 2 часа, но она много дров и голов наломает. У нас не будет, у нас зоны нормальные. Для зека есть все что положено, все делаем. Одет, обут, достоинство человека не унижают.

*

Тут были демократы с России. Напечатали в газете «Комсомольская правда» статью, призывающую к забастовке в лагерях. Хорошо, что у нас зеки сытые и ленивые.

В каждой колонии были свои теплицы, грядки, где выращивались овощи, на подсобном хозяйстве – кролики, свиньи. Помню, что в магазине при исправительной колонии №7 торговали и холодцом и колбасой собственного производства. В те времена о том, что такое голод у нас не знал никто.

Волнения в колониях

В мою бытность в колониях было относительно спокойно. Несколько раз волнения были в ИТК-4. Осужденным не нравилось заправлять кровати белой простыней вверх, как в армии и претензии были по питанию. Например, чай разливать не сладкий, а каждому осужденному выдавать норму сахара отдельно; делали на ужин рагу из овощей и куриного мяса, каждому доставался разный кусочек куры, после этого мясо стали выдавать также порционно.

Возмущались осужденные в двух ЛТП, которые находились в Сегеже. Раньше такую категорию граждан как алкоголики отправляли в ЛТП. Если кто-либо совершал преступления, в основном это были нарушители паспортных правил и мелкое хулиганство, таких отправляли в ИТК-8. На территории Карелии действовали 2 ЛТП - одно для ранее судимых, другое для несудимых. Несколько раз осужденные массово отказывались от выхода на работу. Однажды, лечащиеся в ЛТП №2 выдвинули требования заменить начальника – заменили. Народ успокоился.

Могу с уверенностью сказать, что за время службы в ОИТУ в колониях сохранялся порядок. Сотрудники достойно несли службу. Несмотря на неспокойное в стране время, осужденные были сытые, обеспечены работой, в колониях развивалось производство, соблюдались все режимные требования. Тяжелее пришлось моему приемнику Сафонову Александру Николаевичу, который в 1995 году пришел мне на смену.

Учения. Построение личного состава ОИТУ

Я горжусь тем, что мы не упустили руководство колониями, с 1972 года и по сей день зоны у нас, как это уже стало принято говорить, «красные». Это наша заслуга, заслуга не одного поколения сотрудников УИС Карелии.

Александр Александрович Истомин в 53 года вышел на заслуженный отдых в звании полковника внутренней службы. На протяжении 12 лет возглавлял Центральную избирательную комиссию Республики Карелия. Был международным наблюдателем на выборах Президента Украины, парламента Грузии, муниципальных выборах в Финляндии. Имеет именные часы Президента России, дважды принимал участие в инаугурации Президента Российской Федерации. Награжден медалями «За безупречную службу» трех степеней, «Ветеран труда», награжден орденами «Дружбы», «Почета», «Заслуженный работник МВД», «Заслуженный юрист РК».

Дети и внуки по стопам Александра Истомина не пошли. В семье растет династия врачей. На пенсии достроил дачу, занимается воспитанием внуков, принимает активное участие в работе Совета ветеранов.

Александр Александрович, от лица руководства, Совета Ветеранов и личного состава УФСИН России по Республике Карелия поздравляем Вас с Днем Рождения! Желаем крепкого здоровья, семейного благополучия, успехов! Благодарим Вас за многолетний труд на благо Родины!

Александр Истомин с внуком


Больше фотографий: https://vk.com/public149015509?w=wall-149015509_848

Дата последнего обновления: 10.04.2019 17:00

архив новостей

« Апрель
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5
2019 2018 2017  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация