Поздравляем с 70-летием ветерана УИС Москаленко Евгения Степановича!

06.03.2018

Мы работали в золотое время… 

Накануне празднования 70-летия со Дня Рождения, мы встретились с ветераном УИС, полковником в отставке – Москаленко Евгением Степановичем, который на протяжении четверти века прослужил в уголовно-исполнительной системе Республики Карелия. 

Я родился 5 марта 1948 года в городе Беломорске, позже в 1952 году семья переехала в Петрозаводск, где сложилась моя дальнейшая судьба. 

По окончании школы, поступил в профессиональное техническое училище №19, попал в первый выпуск группы фрезеровщиков. После обучения был распределен на работу в одно из самых крупнейших предприятий страны - Петрозаводский завод тяжёлого бумагоделательного оборудования — «Тяжбуммаш», в ремонтно-механический цех. В те времена, после окончания обучения в обязательном порядке требовалось проработать год, для закрепления полученных навыков. 

С детства увлекался баскетболом. Играл на самом высоком уровне, сначала за детскую спортивную школу, потом за Петрозаводский Спартак. Карельская команда была на 4 месте по всей стране, войти в сборную СССР по баскетболу не позволил недостаточно высокий рост. 

В свое время я оказался в числе десяти лучших спортсменов из Петрозаводска, прошедших хорошую спортивную подготовку и выдававших высокие результаты. Нас заставляли выступать на соревнованиях от военкомата: бег, лыжи, подтягивание, прыжки с парашютом. Позже стало ясно, что это была подготовка в спецназ ВДВ Пскова. Однажды на первенстве Карелии меня заметил кто-то из здешних офицеров и оставил на службу в штабе 5 армии на ул.Свердлова, в 1 части ПВО. На тот момент мне было 20 лет. Как оказалось, через год должно было состояться первенство Советского Союза среди войск ПВО. В команде было 5 человек – лыжник, 2 футболиста, борец и баскетболист. Все соревнования мы с успехов выигрывали. Но, в 1969 году началась "Чехословацкая кампания", соревнования были отменены. 

После службы в Советской Армии, в 1970 году, вернулся в родной ремонтно - механический цех, где проработал до 1972 года. За этот период освоил все виды станков: горизонтально-фрезерный, вертикально-фрезерный и другие. По тем временам работа на заводе считалась престижной, станочников одними из первых ставили в очередь на получение квартиры, поэтому свою судьбу даже не думал связывать со службой в органах. В период с 1970 по 1972 год проходил обучение в Машиностроительном техникуме по специальности «холодная обработка металлов». 

Летом 1972 года Евгений Степанович ушел работать мастером в ПТУ №19. Позже поступил в высшее учебное заведение Северо-западный политехнический институт на факультет «обработка металлов давлением» по специальности «инженер-металлург». 

Я мечтал делать карьеру на заводе. Совершенствовал свои знания. Всегда старался быть лучшим и первым, так нас всегда учил тренер по баскетболу. Во время обучения в институте приходилось совмещать учебу с постоянными поездками в Санкт-Петербург и преподаванием в училище. Ничего лучшего я не придумал, как уйти на службу в МВД, что давало возможность закончить обучение в ВУЗе. Если сравнивать по зарплате, то на заводе я получал 450 рублей в месяц, примерно столько же преподавая в училище, а в МВД мой заработок упал до 105 рублей. 

Свой служебный путь начинал в 1978 году с производственно-диспетчерского отделения, в функции которого входили контроль за качеством изготовления продукции и сбыт готового товара. По тем временам в карельских колониях изготавливали 30% деталей для тракторов Онежского тракторного завода, порядка 800 наименований изделий по заводу «Светлана». Строились новые цеха, вывод на работы осужденных составлял 100 %. 

Для того чтобы получить звание майора, в 1983 году пришлось на 4 года перейти в пожарную службу. За этот период в ИК-1 удалось построить пожарное депо, была осуществлена 100% замена пожарных рукавов и обновлен парк пожарных машин. Я посчитал, что в тот год я 158 раз выезжал в служебные командировки. 

Однажды случился крупный пожар на производственной зоне при исправительной колонии №1. Цеха располагались за пределами учреждения, неподалеку было определено место, куда на протяжении долгих лет вывозились опилки, их постоянно утрамбовывали, и весной от нагревания случилось самовозгорание. Ликвидировали пожар несколько суток. 

В 1987 году предложили более престижную должность главного механика. В одном лице я был и механиком, и электриком, и инженером. В моем распоряжении находились все трансформаторные будки, оборудование, станки и транспорт. 

После этого, я работал начальником производственного отдела, где в обязанности входило все, что касалось производства, снабжения и быта. По тем временам как такового понятия «тылового обеспечения» еще не было. Тюремный отдел при МВД насчитывал порядка 40 человек, и было всего 3 заместителя: по производству, режиму и замполит. 

В 1995 году был назначен на должность заместителя начальника УИН МВД РК на которой трудился еще 8 лет. Руководил тогда ведомством Сафонов Александр Николаевич. 

Вспоминая время службы в уголовно - исполнительной системе, невольно выделяю его «золотое» время, это 80-90-е годы. В то время колонии работали в кооперации с заводом «Светлана», подольским электромеханическим заводом, турболопатками, с Кондопожским и Сегежским ЦБК, Тяжбуммашем и многими другими предприятиями. Строились новые цеха, жилье для сотрудников в Сегеже и Петрозаводске, выполнялись все показатели производственного плана. 

Позже развалился Советский Союз и начались сложные времена. В колониях стояли пустыми цеха, осужденные не выводились на работу, сотрудникам не платили зарплату. Ушли все заводы-кооператоры. Не было ни денег, ни заказов. 

Как раз в самый сложный период я был назначен на должность заместителя начальника УИН. С 1995 по 1998 годы это самое ужасное время, которые даже вспоминать не хочется. Мы работали по 12-14 часов, сидели и дружно думали над тем, что же нам теперь делать, какое производство организовать, как выполнять планы.

В период с 1994 по 2000 годы были задержки по заработной плате, многие уходили со службы. Руководство УИН старалось находить деньги, чтобы хотя бы сотрудникам было на что купить хлеб. В те же времена все массово обзавелись участками, стали сажать картошку, овощи для пропитания. Были проблемы и с поставкой продуктов питания для осужденных. Несмотря на сложную обстановку в стране, недостаточном финансировании учреждений УИС, осужденные вели себя спокойно. 

Тогда и стали карельские колонии впервые выпускать бондарную продукцию, обрабатывать камни для бань и саун. Тогда перед УИН встала задача не только изготовить продукцию, но и реализовать ее. 

Будучи в очередной командировке в Москве, я удачно приобрел книгу «Золотые страницы», в которой были указаны контактные данные частных предпринимателей и координаты тех, кто готов был реализовывать различного рода продукцию. Благодаря сотрудничеству с несколькими из них, нашими изделиями для бань и саун были забиты все ларьки на выездах из Санкт-Петербурга и Москвы. Мы старались всеми силами наращивать производство. У нас даже не было дебиторской задолженности, а вывод на работу осужденных составлял 100%. Карельские колонии занимали 5-е место по производственному рейтингу среди всех территориальных органов. 

В этот же период пришлось столкнуться с рядом сложностей. Из-за потери бюджетного финансирования была потеряна производственная зона ИК-1, которая со времен Беломоро-Балтийского комбината находилась за пределами учреждения. 

Также в марте 2000 года нас уведомили об отключении ИК-9 от теплосетей комбината строительных конструкций, и требовалось к осени построить новую котельную, денег на которую у нас не было. Ранее этот вопрос уже прорабатывался, даже был согласован типовой проект, расчищена площадка при колонии. Из денежных средств у нас был только «зачет» на оплату электроэнергии на 5,5 миллионов рублей, за счет которого, мы попытались найти реальные деньги на строительство. Не так просто было обналичить эту «бумажку». 

Сначала я поехал на прием к директору Кондопожской ЦБК. Комбинат большую часть своей продукции поставлял на экспорт, был единственными государственным предприятием, который располагал наличными денежными средствами. К руководству вышел с предложением обналичить «зачеты», но прежде стоило договориться с энергетиками, которые в последующем нам отказали, но предложили обратиться на Онежский тракторный завод. На ОТЗ «зачеты» обменяли на 2 трактора и несколько комплектов запчастей. Дальше обратился в леспромхоз, у меня забрали трактора, а в колонию отдали заказ на изготовление фонарных столбов, которые в последующем мы продали Карелэнерго и получили наличные деньги на строительство котельной. Раньше было все намного проще, все решалось за считанные дни, фактически одними телефонными звонками. 

Следующей проблемой, с которой пришлось столкнуться, это сжатые сроки. По плану, строительство котельной должно было осуществляться 2,5 года, а в реальности у нас было в лучшем случае 6 месяцев. С каждым субподрядчиком удалось договориться по срокам выполнения, за какой период времени возводится здание, установка и налаживание оборудования. Мы создавали такие условия, чтобы работы могли вестись параллельно. И в установленный срок с задержкой на 2 дня мы запустили котельную. 

За четверть века службы в уголовно-исполнительной системе было много интересных случаев. Во времена когда мы начинали сотрудничать с заводом турбинных лопаток, на Россию, как и сейчас, были наложены санкции. Зарубежный страны, чтобы навредить нашей стране, перестали поставлять насосы для перекачки нефти и газа. Для восстановления неполадок, как раз и требовались турбинные лопатки. Мы наладили производство этих запчастей, снабдили и обеспечили предприятия, которые осуществляли ремонт. 

В одно время нам очень помогло Министерство обороны, сотрудники которого переходили на новую форму одежды. Старую вагонами отправляли в наши колонии, мы в свою очередь из нее шили форму для лесников, которые взамен, бесплатно поставляли в учреждения лес. В те времена все выкручивались, как могли. 

За все время трудовой и служебной деятельности у меня не было ни одного замечания, ни одного взыскания. Я лишь однажды опоздал на совещание, и то лишь от того, что наш служебный УАЗ перевернулся по пути в командировку в Сегежу. Был сильный гололед, но к счастью, никто не пострадал. 

Мой тренер по Баскетболу всегда говорил: «Если опаздываете на тренировку, лучше не заходите совсем». Того же я требовал от своих подчиненных. Я считаю себя счастливым человеком, мне повезло с работой и службой. У меня прекрасная жена, двое детей, внуки. На протяжении вот уже 58 лет продолжаю заниматься баскетболом. 

Евгений Степанович Москаленко в 2003 году в звании полковника внутренней службы в возрасте 55 лет вышел на заслуженный отдых. На пенсии достроил дачу, продолжает заниматься баскетболом, воспитывает внуков, увлекается рыбалкой. Является членом Совета ветеранов, принимает активное участие в жизни УФСИН России по Республике Карелия. 

Евгений Степанович, от лица руководства, Совета Ветеранов и личного состава УФСИН России по Республике Карелия поздравляем Вас с Юбилеем! Желаем крепкого здоровья, семейного благополучия, успехов, новых спортивных достижений! Благодарим Вас за многолетний труд на благо Родины! 

Пресс-служба УФСИН России по Республике Карелия


Дата последнего обновления: 07.03.2018 12:08

архив новостей

« Сентябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация